Доклад д.б.н Григорьева О.А для Совета Федерации

Коллеги, в силу того что мне приходится выступать и в разных аудиториях, и на телевидении доводилось, я сконцентрировался немножко на популярных аспектах.

Я хочу обратить внимание, что я прежде всего член научно-консультативного комитета Всемирной организации здравоохранения (здесь в заголовке есть). На прошлой неделе мы как раз работали в ВОЗ, и вся неделя была посвящена практически исключительно проблемам сотовой связи в разных странах (более 60 стран участвует в этой истории).

Собственно говоря, сотовая связь, которая является основным источником, состоит из двух основных компонентов. Это базовые станции, которые все наверняка видели либо из своего окна, проезжая в автомобиле по полям, они очень хорошо заметны, и в Москве сейчас они очень хорошо заметны, стоят на как бы телефонных мачтах напротив домов, напротив квартир. Раньше они стояли на крышах домов и были малозаметны, а вот сейчас они выглядят примерно так. Ну и все остальное – вся инфраструктура, которая есть у каждого современного человека, начиная от телефона и заканчивая смартфоном и планшетом. Все это объединяется в единую систему, которая при работе излучает электромагнитное поле в разных режимах, и, соответственно, в зависимости от того, что мы рассматриваем, у нас облучаются различные участки, и различные критические органы в этой ситуации у нас формируются.

Почему мы говорим об актуальности этой проблемы? И почему Всемирная организация здравоохранения занимается практически одной из немногих проблем в мировом масштабе? Потому что в контакте с этим источником электромагнитного поля состоит все население.

На этом слайде приведена современная статистика о SIM-картах. Фактически мы имеем двукратное покрытие населения этими устройствами. То есть у каждого есть одно, но у большинства и два устройства. И к 2022 году дана статистика, то есть тот же самый бизнес уже это все посчитал, сколько будут иметь, сколько будет насыщено и на какие стандарты мы перейдем. То есть это единственный физический фактор, с которым контактирует все население России. При этом этот фактор является биологически активным и вредным, потому что у нас есть санитарные нормы, извините, с 1937 года введены первые нормы на электромагнитное поле, уже тогда было известно. Я коснусь немножко.

Базовые станции. Они показаны на этом слайде. Очень характерная картина. То есть раньше они размещались на домах, сейчас они опустились и стоят буквально на расстоянии до 15 метров от жилых домов. Картина, исключительно характерная для нашей страны, потому что, как приведено на слайде, 471 микроватт – это практически при нормативе в 10 микроватт, при действующем нормативе вы видите, какие превышения могут быть. Собственно говоря, такой картины в других странах, как ни удивительно, нет. То есть если мы, скажем, 20 лет назад были лидерами по электромагнитной безопасности, то сейчас мы, конечно, далеко отошли от этой ситуации.

И сейчас мы фиксируем очень важный момент. На слайде он выделен. Мы фиксируем, что условия облучения населения, современные условия, стали такими же, какими они были в производственных условиях лет 20–30 назад. Мы к этому вернемся дальше, обратим внимание.

Второй элемент – это системы персональной коммуникации: сотовые телефоны и планшеты. Вот не надо думать, что у нас в руках просто игрушка. На этих слайдах показано… На левом слайде показано распространение поля по поверхности. Вот эти красивые цвета – это на самом деле расчетные данные, полученные не в нашей стране, но мы их используем. А на правом слайде показано поглощение в структурах головы. То есть отчетливо видно, что затрагиваются как непосредственно ткани головного мозга, так и сосуды, что очень важно, которые пронизывают голову, в частности головной мозг. То есть нет сомнений, что часть энергии проникает в голову каждого пользователя, говорящего по сотовому телефону и просто его включающего.

На следующем слайде… Я очень коротко постараюсь… Понимаете, в чем дело? Электромагнитное поле – это другой вид материи, он принципиально отличается от всего, что мы держим в руках. Это не вещество, из которого сделан стол, и так далее. Вот электромагнитное поле человечество знает лет 200, изучает, и до сих пор толком физики его не охарактеризовали. Что мы знаем? Что электромагнитное поле действует на заряженные частицы. Собственно говоря, это единственный способ, по которому мы его в состоянии определить. А где у нас заряженные частицы? В основном то, что важно. Это примембранная область, это то, что важно, примембранная область в клетках нервной системы. То есть каждый наш импульс, каждый двигательный импульс, каждый мозговой импульс сопровождается движением заряженных частиц. И вот на эти заряженные частицы (как раз на предыдущем слайде было видно, что поле проникает) оно как раз и действует и изменяет их поведение в этом акте.

Второй элемент, очень важный для рассмотрения в этой ситуации, – это форменные элементы крови, в первую очередь эритроциты. Это специфика как раз сотовой связи, это специфика поля ближнего действия. То есть каждый раз, когда мы подносим телефон к голове, то, что движется у нас по сосудам (эритроциты в первую очередь), изменяет скорость своего движения, самое главное – в капиллярах, отсюда предпосылки к инсультам и к прочим событиям, связанным с изменением мозгового кровообращения.

Можно следующий слайд.

То, что нервная система непосредственно воспринимает электромагнитные поля радиочастот, – мы этим гордимся: в мире впервые установлено нашим соотечественником профессором Данилевским в конце XIX века. И все основные выводы, которые он сделал еще тогда, в 1895 году, одновременно с открытием Поповым радио, собственно говоря, подтверждаются в течение всех этих 150 лет, ими пользуется вся мировая наука.

Можно следующий слайд.

Все исследования, проходившие в течение 150 лет, так и подтверждают, что основным для формирования реакции организма на вот этих, не очень высоких, собственно говоря, уровнях является реакция нервной системы. То есть есть два варианта взаимодействия: либо у нас происходит разогрев, как в печке СВЧ (это когда очень высокая энергия), либо, если энергия недостаточна для разогрева, у нас реагируют ткани нервной системы.

Однако, к сожалению, как мы уже говорили, в современных условиях у нас нет возможности проводить достаточное количество экспериментальных исследований, и поэтому мы сейчас при анализе того, что происходит с сотовой связью, очень много обращаемся к данным эпохи доклинической связи. Почему обращаемся? Потому что сейчас у нас условия облучения населения соответствуют тем условиям, которые были в производственных условиях в 70–80-х годах, а тогда ситуация очень плотно и очень детально изучалась: проводилось огромное количество клинико-физиологических исследований в Советском Союзе. И, собственно говоря, то, что мы ожидаем, и те жалобы, которые мы получаем от населения, в точности соответствуют тем жалобам, которые предъявлялись работающими в те годы.

С тех пор на производстве, конечно, были проведены очень серьезные мероприятия, разработаны санитарные нормы, которые позволяли компенсировать эти адаптационные перестройки нервной системы, реакции нервной системы и возможные патологии. Населением сейчас, конечно, никто не занимается в этом контексте. И те жалобы, которые были тогда, еще раз подчеркну, полностью соответствуют тем жалобам, которые предъявляет сейчас население как в нашей стране, так и в других странах.

Конечно, дети являются наиболее важной и критической группой. Я объясню, почему. Потому что мозг детей более гидратирован, голова детей меньше, чем голова у взрослого и прочих равных условиях, конечно, ребенок получает больше электромагнитной энергии, чем взрослый. Кроме того, понятно, что детский организм развивается, он формируется, и формируются как раз все те нервные связи, которые потом его определяют как человека. Вот на этом слайде показано различие между поглощенным объемом энергии у ребенка и у взрослого. И вот это влияние на формирование нервной системы…

Да, разница между ребенком и взрослым. Вот эти два слайда показывают объем разный совершенно и по разным структурам расчетное поглощение здесь тоже показано. Графически понятно.

То, что влияет на когнитивные функции, – это единственный бесспорный факт, который был доказан нашими отечественными учеными и сейчас признается Всемирной организацией здравоохранения как единственный бесспорный факт, это подтверждается в отношении детей. Все остальное дискутируется. То есть мы фактически этих детей, которые облучаются, ставим в режим контрольной группы, за которой мы немного наблюдаем, наблюдаем статистически в основном. В 2008 году наш российский национальный комитет сделал прогнозы, что мы можем ожидать при такой динамике облучения. И впоследствии по официальным данным медицинской статистики мы смотрим за этими группами нозологических заболеваний, нозологических единиц. Тенденцию роста, безусловно, мы видим по этим группам. Конечно, это не доказательная медицина, конечно, это просто тенденция, но это повод, для того чтобы проводить специальный анализ и специальное исследование для установления причинно-следственной связи как раз у детей 15–17 лет. Почему? Потому что они являются уже к этому времени стажированными пользователям сотовой связи, то есть они уже облучились. И все это закладывает будущее, готовит их к тому, что те болезни, которые у взрослых проявляются в более позднем возрасте, у них проявятся в более раннем возрасте.

Как я уже говорил, проблема электромагнитной безопасности находится в фокусе Всемирной организации здравоохранения, одна из немногих проблем. С 1995 года работает специализированная программа, которая пытается координировать международные исследования. Однако, конечно, по странам вся эта исследовательская активность распределена очень неравномерно. Есть страны, которые очень подробно и очень внимательно изучают проблему. К их числу мы относим США, где военные задают тон всей этой истории во всех отношениях, Китай, в котором идет национальная десятилетняя программа с постановкой, как у них принято, планирования выхода диссертаций, докторантов и так далее, постройкой лабораторий. Европейские страны в основном идут по пути формирования законов. Как мы знаем, в 2015–2016 годах во Франции были приняты два довольно жестких закона, регламентирующих в первую очередь в отношении детей. Как раз на четвертом пункте стоял у них вопрос об ограничении сотовой связи.

Очень серьезный дискуссионный вопрос о канцерогенной опасности. Всемирная организация здравоохранения официально отнесла к классу "2Б", то есть это возможный канцероген, это было сделано на основании данных эпидемиологии. И, как сказал Юрий Анатольевич, эксперимент, проведенный в США, все больше и больше подливает масла в огонь.

То есть все склоняются к тому, что при определенных условиях, скорее всего, стажированные пользователи будут иметь ту или иную онкологию.

Конечно, большинство стран так или иначе проводят предупредительную политику, в основном она реализуется в законодательстве и в разного рода информационных и пропагандистских центрах.

Я хотел бы отдельно остановиться на проблемах нормирования и проблемах, которые нас ожидают здесь. На этом слайде показан очень интересный феномен. Мы как специалисты не успеваем за развитием технологий. Они меняются каждые 5–10 лет. Это приводит к радикальному изменению условий облучения, потому что меняются частоты, меняются модуляции, меняется способ организации сигнала. И ныне действующий норматив основан на изучении стандартов первого и второго поколения. Начиная с третьего поколения, ничего практически в нашей стране целенаправленно не изучалось. Для нас эти реакции… теоретически мы их представляем. Это будет честно.

Основная проблема – это переход к пятому поколению G5, и эта проблема обсуждалась во Всемирной организации здравоохранения, обсуждается всеми. Потому что, как здесь уже говорилось, уходим на более высокие частоты, уходим на микроволны. Впервые кожа станет критическим органом. И на сегодняшний день нет ясности, в том числе во Всемирной организации здравоохранения, как подходить к оценке этой ситуации, тем более она сопрягается с проблемой ультрафиолетового облучения, где и смертность высокая. Для нас это шанс, понимая, что к 2020 году мы будем иметь эту технологию, если мы начнем сейчас ей заниматься, успеть вовремя разработать регламенты безопасности.

Мы, конечно, видим ряд предложений, которые, с нашей точки зрения, было бы хорошо сделать, не откладывая в долгий ящик ситуацию. У нас есть программа по здравоохранению, в которой полностью отсутствуют физические факторы, полностью отсутствуют электромагнитные поля. Конечно, было бы очень хорошо, выступая в законодательном органе, говорить о разработке концепции осуществления государственной политики, которая может стать основой для построения принципов финансирования разработки санитарных норм и взаимодействия ученых, населения и промышленности. Потому что от этой технологии мы в перспективе уже никуда не денемся. И мы как специалисты понимаем, что нам необходимо выработать какие-то регламенты взаимодействия с промышленностью, с одной стороны, а с другой стороны, все-таки нам необходимо обучать и научить население гигиене и правильному безопасному использованию всей этой системы и всей этой крайне важной инфраструктуры. Спасибо.

Вам также может понравиться

About the Author: Neitronik.ru